Надежда Заболева (t_nadja) wrote,
Надежда Заболева
t_nadja

Две выставки, два мира, тела и ВПЕЧАТлениЯ.

Первый раз пишу статью в кафе. Самой интересно, сосредоточусь или нет.
Выставки эти ещё идут.

http://www.arts-museum.ru/events/archive/2016/avant_garde/
http://www.lumiere.ru/exhibitions/id-206/


ГМИИ им. Пушкина. Грузинский авангард: 1900–1930-е. Пиросмани, Гудиашвили, Какабадзе и другие художники. Из музеев и частных собраний.


Центр фотографии им. братьев Люмьер. Говард Шатц. 25 лет в фотографии.

Мой эксперимент состоял в том, чтобы посетить две в один день, причём разные по жанру: живопись и фотография.Вот бывает так, возвращаешься на постоянную экспозицию, чтобы в очередной раз нырнуть в свою любимую картину, постоять перед ней, зарядиться, присесть, вздохнуть, опять подойти… А бывает так, и у меня гораздо чаще, на выставку бегом с прискоком, когда внутренние часы тикают: давай, быстро обежала по кругу, выдохнула и ещё на один заход по самым ярким впечатлениям и дальше бежать, а то сумерки сгущаются, пора к детям. И уже где-нибудь в транспорте приходят открытия как последыши, т.е. они не в моменте у картины, а как побочный эффект от принятия большой дозы гомеопатии. О, что-то накатило, так вот она о чём… Теперь делиться и то не сразу (сумерки несут свои заботы), это больше похоже на просмотр старого фотоальбома, я смотрю на картинку в инете, например, или в телефоне и приходят эмоции, которые я испытывала в моменте, и я пытаюсь их не только воскресить, а оформить в другую форму – словесную. Это всегда вызов, потому что не знаю, сработает или нет, и как вообще поток чувствования (а это же сильно про тело) трансформировать в слова, чтобы уже они вызвали реакцию у читателя и высший пилотаж, когда телесную. Вспомнила сейчас, как один «читатель» сказал, иногда читаешь тебя хорошо-хорошо, а потом раз и волосы дыбом! Вот, когда волосы дыбом, так, по-моему, это и хорошо!
Вернусь к своим баранам, выставки случайными не бывают, они не попадают в поле внимания и зрения просто так, если что-то зацепило и отняло у вас хотя бы минуту времени, всё – значит, она ваша, надо идти, именно, надо. Попробую объяснить почему (кафе очень шумное). Мы не всё про себя знаем, это факт. То самое сознание (Я, моя биография и что я о себе думаю) – это даже не верхушка айсберга, это наледь на нём. А вот осознанность даёт возможность расчистить эту наледь и заглянуть поглубже в толщу льда собственной личности. Подсказки есть везде. Когда и где откроется дверь знает ваше подсознание, чаще оно стучится во сне, но бывает и в реальности. Если реальность носит образный характер, считайте вам не просто повезло, вы счастливчик. А что есть искусство, если не образы? Поэтому направьте взгляды и антеннки в эту сторону. Я сама устала от собственной пропаганды визуального наследия, но это работает на всех уровнях, недоступных для ментального понимания, но доступных для чувственного (телесного) восприятия. Идите и смотрите.
Приведу конкретный пример, выставку «Грузинский авангард» мне не то чтобы рекомендовали, а просто отправили ссылку в соц.сеть с одной единственной картинкой. Это был фрагмент вот этой картины.



Ладо Гудиашвили. Весна (Зеленая женщина). 1920. Холст, масло. Собрание Иветы и Тамаза Манашеровых, Москва

Всё, есть контакт. Как, почему, в чём? В линиях, в цвете, в ритме? Не знаю! И это не важно, на самом деле. Сейчас не важно. Застыла, не дышу, потом ах – вдох и бесшумный выдох. Тело ярко откликнулось и дало понять, иди. Пошла. Можете представить, что там на меня посыпалось, если только на фрагмент такая реакция была?









Мне пришлось сбежать, я ж дышать там не могла. Грузинский модерн, во-первых. Он такой душный, как южный вечер, когда голова кругом от запахов и звуков и нигде спасенья нет, надо просто принять, что ты от этого пьяный и счастливый. Так и эти картины, глотки нектаров очень разных, но одинаково ярких. Потом, у вас бывает так, что после лёгкости наступает период темноты и безысходности? Особенно, когда мы пьяны? У меня, да. На третьем этаже у Пиросмани оно меня настигло. Я не знаю ЧТО, но, однозначно КАК в этих образах и характерах отдавало немыслимой тяжестью и печалью. Давило всё, линии, цвет и фактура.










Выбраться можно было только ногами, но эти два пятна удержали и влюбили в себя. Не лёгкостью, конечно, а своей прямолинейной мистикой. Вкусила она вас не спросив и вы от этой наглости застыли, требуя ещё, конечно.





Перекур на улице, слишком много всего, состоянии наполненности при тишине в голове - самое сладкое, надо заметить, пешком до Галереи братьев Люмьер, а там фотография. Большие и яркие отпечатки чьего-то восприятия.





Плоские в своём черно-белом изображении как оттиски или негатив перед тем как его наполнят цветом. И это не так глубоко (да простят меня фотографы), как искусство живописи, однако, кто любит документалистику не меньше художественного кинематографа, тот оценит и этот вид искусства. Может, не самое удачное сравнение, но когда вы смотрите фильм А.Тарковского «Зеркало», а потом документальный фильм о том, как создавалось «Зеркало» с рабочими моментами, ч\б фотографиями и интервью, вас посещают разные эмоции относительно этого фильма, но и то и другое абсолютно достоверно и, внимание, объективно. При восприятии художественного образа субъект исчезает, та самая наледь расчищается, и вы оказываетесь в пространстве образа вне границ собственного Я. Это и есть волшебство, которое вас окружает, точнее, при желании может вас окружать.

Двинемся дальше? Теперь в сравнения. Тело. Этот объект присутствовал, начиная с наскальной живописи, заканчивая фотографией, т.е. на протяжении всей истории человечества. Сравнивать его в разном исполнении не только удовольствие, но и полезный труд. Тело может говорить о многом, излучать почти весь диапазон эмоций, на холсте ли, на фотобумаге ли, на кровати ли. Мне всегда интересны такие исследования, ведь за каждым телесным откликом живёт чувство, а за ним и скрывается смысл. Мы же ради этого предпринимаем любые путешествия, не так ли?









На этих фотографиях мы откликаемся на контуры тела, его форму, игру светотени и ритмы, именно они нам о чём то транслируют. Это довольно прямой посыл, математически точный и выверенный, несмотря на постановочную пластику тела. Что чувствуете вы? Я - мощь. В этой замершей динамике скрывается сила и её возможности.

Теперь с живописью.






Цвет, цвет, цвет, линии, фактура. Если направить свой взор (внутренний взор) не на выражения лиц на картинах, а именно на цвет, линию и форму, что откроют они? На первой застыло всё не от покоя, а от ужаса, а на второй извивается, изливается, тянется и затягивает. Омут. Пока не бездонный, а очень соблазнительный, но это пока. Итак, застывшесть и движение. Первый припечатывает, второй тянет. Где нет игры, там есть определённость. Порой она ещё более безжалостна, чем игривый обман.
Не рискну сравнивать между фотографией и живописью, это разные плоскости и языки восприятия, разные инструменты, точнее. И потому их редко встретишь в одном пространстве, но в один день вполне возможно.
И всё же, и всё же, чтобы понимать фотографию, начинать надо с живописи. Это частное заключение, может, вы не согласитесь, но мой личный опыт подсказывает именно этот путь. И когда случайно в сети, например, вы увидите чьё-то фото с улыбкой и в цветастом платьишке, которое вроде бы говорит о радости, ваше тело вас не обманет, оно чётко отметит все напряжения этого социально доступного лицемерия. Будьте в контакте с собой, с телом и да прибудет с вами сила искусства.

Искренне ваша, Надежда Заболева.

Tags: восприятие и отклик, впечатления, выставки, изобразительное искусство, искусство фотографии, статьи для сми
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments